+7 (495) 380-19-85

info@enginrussia.ru

Главная » Новости » Мнение » «Если бы господдержки не было, на месте бы не стояли…»

«Если бы господдержки не было, на месте бы не стояли…»

10.06.2019

Полетаев Михаил

Компания:

Должность: Коммерческий директор ООО «Второе Дыхание ТМ» и Тепловые маски «САЙВЕР»

Беседую с Михаилом Полетаевым, коммерческим директором ООО «Второе Дыхание ТМ» и Тепловые маски «САЙВЕР www.teplomaska.ru. Небольшая компания из Челябинска — производитель масок для защиты органов дыхания от холода, пыли и смога — получает господдержку из разных источников вот уже несколько лет. Михаил рассказал, как на них обратили внимание, на что дали первые деньги, на каких условиях компания получает помощь сейчас и сколько сэкономит за счет господдержки в этом году. 

— Михаил, как вы пришли к господдержке? Как возникла идея, что она вам нужна?

— Не то, чтобы у нас возникла идея… Это был, по-моему, 2010-й год. Мы услышали, что объявлен конкурс на лучший инновационный проект Челябинской области, и решили попробовать. С 2006 года мы разрабатываем и производим тепловые и антисмоговые маски. Они защищают органы дыхания от морозного воздуха или от смога. В Арктику поставляем тепловые маски. При минус 50 человек дышит комнатной температурой. В России мы единственные, кто делает такие маски, наш продукт уникальный. Конкурс проводило Министерство экономического развития Челябинской области. Подали документы и выиграли. С тех пор нас стали приглашать на выставки, оплачивать участие в них, выдавать субсидии на развитие. Это продолжалось два — три года. Потом министерство перестало напрямую заниматься инновационными проектами. На смену пришли фонды содействия развитию малого бизнеса, региональные центры инжиниринга. И мы начали сотрудничать с ними.


Тепловая маска в виде балаклавы

— Как началась работать с РЦИ?

— Все просто. Люди из Министерства экономического развития перешли в Фонд поддержки предпринимательства (РЦИ входит в Фонд) и сами прислали нам программы, предложили заполнить заявку. Поддержка началась с того, что нам софинансировали большую часть разработок: 20 процентов платили мы и 80 процентов — РЦИ. Во второй год 60% платил РЦИ, 40% мы. Сейчас фонд выделяет 40%, остаток платим мы.

— Поддержку от РЦИ каждый год получаете?

— Да, каждый. В этом году получим на участие в выставках 200 тыс рублей. Региональные выставки не рассматриваем. Планируем принять участие в трех московских выставках: Охота и рыболовство, Российская неделя здравоохранения и Безопасность и охрана труда.

— Кроме РЦИ какую-то еще господдержку получаете?

— Да. В 2015-м году подали документы на конкурс «Коммерциализация» и выиграли 2 млн рублей. Конкурс каждый год проводит Фонд содействия развитию (сайт www.fasie.ru).

— На что вам дали эти деньги?

— На модернизацию линии по производству тепловых блоков. Мы автоматизировали нашу линию. До этого производство было ручным и мелкосерийным. Сейчас перешли на крупносерийное автоматизированное производство. С каждым годом спрос на тепловые маски растет раза в три, наверное, поэтому решили, что надо автоматизироваться. У нас начали закупаться Газпром, Роснефть, Транснефть, Министерство обороны. Два миллиона мы выиграли и, по условиям конкурса, еще два миллиона своих вложили. В этом году последний раз будем отчитываться перед Фондом по выручке.

— Большая у вас компания?

— Нет, штат небольшой: 10 человек. Есть свое производство, и есть подрядчики здесь в Челябинске, которые отшивают нам маски.

— Маски вы сами придумали или подсмотрели за границей?

— Сами придумали. Наш разработчик Игорь Иванович Минеев шел к тепловым маскам 30 лет. Потом к нему присоединился Сергей Владимирович Давыдов, (сейчас это наш генеральный директор), и они начали вместе работать. В 2007 году Игорь Иванович ушел из жизни. Мы продолжаем его дело, улучшаем, модернизируем разработку.


Тепловая маска в виде балаклавы

— С чего началось ваше производство в 2006-м году?

— Сначала производили штучные, пробные маски и отдавали их на реализацию. Новый продукт надо было показать, люди пробовали, как он работает. Потом начались закупки под оплату. Активные продажи тепловых масок начались спустя два — три года, в 2008–2009-м годах. Нас начали узнавать. Сейчас тепловые маски поставляем уже на внешний рынок. Через партнеров в Финляндии в европейские страны.


Тепловая полумаска без шлема

— Ваша новинка — противопылевая маска. От кого пришел запрос, и сколько времени обычно проходит от идеи до серийного производства?

— 1,5 — 2 года точно. В этом году мы решили внедрить новые продукты — противопылевые маски. Идея появилась давно. Были запросы из африканских стран, где случаются пылевые бури. На выставке в Москве к нам подошли иранцы, посмотрели тепловые маски, им это не актуально, и они спросили про антипылевые маски. Мы задумались, начали прорабатывать, как это будет выглядеть. Потом с конструктором и с нашим инженером обсудили. Сейчас новинка в разработке. Есть 3Д-модель, прототип маски. Изготовили, испытали, но в серийное производство еще не запустили. Думаем, какие компоненты и материалы лучше использовать. Еще даже не обсчитывали стоимость. Решили выйти с этим продуктом к концу года. В декабре 2019 года поедем на выставку «Безопасность и охрана труда» и презентуем новую маску. Их уникальность — многоразовое использование, картриджи не надо менять, помыть и дальше можно использовать. У нас это будет актуально там, где пыль. Для угольных разрезов, например. При разработке нового продукта важна господдержка…

— Как раз хотела спросить: если бы господдержки не было? Вы бы не стали разрабатывать новинки?

— Не думаю, что не стали бы. Возможно, процесс растянулся бы во времени. Может быть, поменьше бы выставок посещали. В среднем у нас 3–4 выставки в год. Без поддержки посещали бы две. В любом случае на месте бы не стояли. Компанию бы развивали и новые продукты все равно бы внедряли.

— Чем вам помогает РЦИ?

— Они дают деньги на инженерные разработки. Софинансируют эти разработки: 60% стоимости услуги оплачиваем мы, 40% фонд (РЦИ). В этом году нас по минимуму поддержат: 200 тыс рублей на выставочную деятельность и около 100 тыс рублей на разработку компонентов противопылевой маски.

Господдержку получаем более трех лет. Основная часть — все равно наши затраты. Есть условие: +1 человек в штате. Тогда можно заявлять господдержку на миллион или два. Линию мы автоматизировали и новых людей брать в штат не планируем, поэтому можем рассчитывать только на 300 тыс рублей господдержки.

— Банковскими кредитами пользуетесь?

— Пока нет необходимости. У нас, конечно, сезонный товар, и основной спрос зимой, но этих денег нам хватает на межсезонье и на разработки. Первые годы, когда мы только стартовали с продажами тепловых масок, речь шла только об окупаемости. Нам помогли инвестиции. Это были деньги не банка, а другой компании. Мы их вложили в разработки. И сейчас не прибегаем к кредитным деньгам.

— Насколько вам комфортно работать с РЦИ? Хотели бы что-то изменить?

— Все устраивает, все оперативно. Мы много чего сделали благодаря поддержке РЦИ: сертификаты получали, патенты получали, в выставках участвовали. Хотелось бы, чтобы были программы по патентованию за рубежом. Мы сейчас с новым продуктом — противопылевыми масками — хотим выйти на мировой рынок и начать с Китая. Чтобы обезопасить себя (если маска попадет в Китай, они сразу начнут нас копировать), надо получить там патент. По патентованию есть программы, но это в пределах РФ. Вот думаем, есть ли поддержки за пределами РФ?

— Попробуйте обратиться в РЭЦ — Российский экспортный центр. Сайт: www.exportcenter.ru Михаил, спасибо за разговор и удачи вам!


Текст: Аня Захарова
Фото: Тепловые маски «САЙВЕР»


Возврат к списку