+7 (495) 380-19-85

info@enginrussia.ru

Главная » Новости » Интервью » Общественные организации пытаются помочь 94 предприятиям Москвы получить субсидии на инжиниринг. Обзор ситуации, мнения участников

Общественные организации пытаются помочь 94 предприятиям Москвы получить субсидии на инжиниринг. Обзор ситуации, мнения участников

13.02.2017

Основная мысль:

Народный фронт рассмотрел обращение 94 предприятий Москвы, которые «обожглись» на господдержке: вложив в проекты свои и заемные деньги, предприниматели не получили заявленные Правительством Москвы субсидии и понесли убытки. Все проекты связаны с внедрением новых разработок в небольшие наукоемкие производства. Московский штаб ОНФ пригласил экспертов НП «Международного Центра Инжиниринга и Инноваций» принять участие в встрече с предпринимателями и помочь найти решение. Ниже обзор ситуации, мнения участников, тезисы резолюции круглого стола.

Время чтения: около 20 минут 

Евгения Осипова, руководитель регионального исполкома ОНФ в Москве: «Наша задача — добиться исполнения обязательств за счет региональных средств. Мы будем обращаться к мэру Москвы. Мы рассчитываем на поддержку омбудсмена Бориса Титова. Доверие, конечно, подорвано. Будем его возвращать». 

Сергей Демин, руководитель рабочей группы «Честная и эффективная экономика» московского штаба ОНФ: «Здесь либо надо менять что-то в законе, либо в постановлении. Чтобы можно было исполнить обязательства, минуя ФЗ№ 44. У Москвы есть деньги, и она готова их выделить, но связана по рукам и ногам процедурой. ФЗ№ 44 ей мешает. Это либо на уровне Мосгордумы надо решить, либо на уровне постановления».

Татьяна Вьюгина, директор по развитию НП «Международный Центр Инжиниринга и Инноваций»: «Я «подписанта» понимаю…чтобы одобрить раздачу коммерческим структурам 150 млн руб государственных денег, нужно иметь определенное мужество…

Хорошо, что проблема вынесена на суд общественности. Потому что это реальная проблема и в других регионах. Это очень мешает. Центры инжиниринга вовлекают предприятия в господдержку, а потом на предприятия приходят «специалисты» с вопросами… Предприятия уже отказываются от поддержки, потому что такое «внимание» напрягает…

Что касается отбора предприятий и их проектов на финансовую господдержку, то считаю, что все они должны проходить обязательную процедуру экспресс-оценки и аудита. Опыт работы РЦИ показал, что если предприятие имеет высокий индекс технологической готовности (ИТГ) и высокий балл скоринга (АПП), то риск финансирования и отбора «не тех проектов» существенно снижен». 

Содержание:

3. Что говорит агентство?
4. Что говорят общественные организации?
5. Что говорит министерство экономического развития?
6. А что дальше?


-1-

Что произошло?


Московское отделение Общероссийского народного фронта рассмотрело обращение предприятий, которые, получив приглашение от Правительства Москвы на участие в конкурсе и выиграв его, инвестировали в развитие своих производств. Рассчитывая на субсидии, предприятия надеялись возместить затраты, но заявленную поддержку не получили. Когда получат — неизвестно.

Государственную поддержку малым и средним производственным предприятиям столицы оказывают ГБУ «Агентство инноваций города Москвы» (далее — агентство) и созданный на базе агентства региональный центр инжиниринга (РЦИ). С 2014-ого года агентство и центр инжиниринга проводят конкурсы среди предприятий, победители которых получают субсидии на консалтинг и инжиниринг.

Поддержка для предприятий существенная: субсидии покрывают от 50 до 90% рыночной стоимости услуг. В 2015 — 2016 гг 94 предприятия Москвы защитили проекты и планировали за счет субсидий внедрить свои разработки в производство. Предприятиям должны были субсидировать 50% таких услуг как прототипирование и промышленный дизайн. Чтобы получить субсидию, каждое предприятие прошло многоступенчатый отбор, защитило проект, вложило свои и кредитные деньги в дополнительные разработки, покупку материалов, оборудования.

Список предприятий-победителей опубликован на сайте агентства в разделе ПРОТОКОЛЫ КОНКУРСНОЙ КОМИССИИ. Переход тут.

В октябре 2016 года предприятия должны были получить субсидии на общую сумму 150 млн руб.

В декабре 2016 года агентство вернуло в федеральный бюджет предусмотренные на поддержку предприятий деньги.

В соответствии с соглашениями между Минэкономразвития России и Правительством Москвы от 05.11.2014168-МБ-14, от 12.08.2015094-МБ-15, от 13.07.2016050-МБ-16 бюджету города Москвы были предоставлены федеральные субсидии на создание и развитие РЦИ для поддержки малых и средних производственных предприятий в получении инжиниринговых услуг в размере 480 млн рублей.

Сейчас работа агентства с предприятиями приостановлена.

Сергей Демин, руководитель рабочей группы «Честная и эффективная экономика» московского штаба ОНФ: «Производственные компании, конечно, рассчитывали на поддержку от Агентства инноваций города Москвы. Существенное софинансирвование, которое они должны были получить по условиям конкурса, серьезно облегчило бы их работу, позволило бы реализовать свои бизнес-планы, выйти на определенный уровень рентабельности. А теперь они чувствуют себя обманутыми. Получается, что предприятия, которые набрали кредиты под немалые проценты и сделали ставку на то, что часть денег они смогут вернуть за счет этой программы, остались ни с чем». 


-2-

Что говорят предприятия? 

Евгения Осипова, руководитель регионального исполкома ОНФ в Москве: Нужен ли московским предприятиям инжиниринг и зачем?

Анна Сандуляк, ООО «Градиент М»: «Хотелось бы быть услышанными. Пройдя все этапы — презентации, конкурсный отбор — и доказав, что инновации, которые мы можем воплотить в жизнь, нужны Москве и России, оказывается, что сейчас надо защищаться повторно и еще неизвестно, сколько времени.

Вкратце: мы занимаемся научными разработками и их воплощением в металле. Мы — производственное предприятие. Не хватает мощностей, технологий.

Инжиниринг — это мощный стимул. Планировали через короткий срок — 6 месяцев — выпустить в свет готовую продукцию.

Мы вложили свои деньги в закупку сырья и материалов — это должно было идти несколько месяцев. Мы понимали, что не успеваем. Были вложены огромные средства моей компании. Думали возместить затраты. Здесь идет речь не о зарабатывании денег.

Когда мы были на стадии заключения договора и составления смет, работали по ночам — это были массивные консультации со стороны агентства.

Хотелось бы получить внятный ответ: почему нет (поддержки — примечание редакции)? Мы бы с удовольствием продолжили эту работу».

Борисов Мануйлов*, ООО «Салута»: «Нашему предприятию 25 лет. Мы производим препараты растительного происхождения. Отвечу на вопрос: нужны ли инжиниринговые услуги? Безусловно. Сегодня создать качественную продукцию без инжиниринговых разработок невозможно. Чтобы сделать качественный продукт, нужно качественное оборудование.

*Мануйлов Б.М. — доктор медицинских наук; выдающийся человек 20-го столетия с вручением именных диплома и медали, а также внесением имени и кратной биографической справки в первое издание биографического справочника „Выдающиеся люди 20-го столетия“ (Outstanding people of the 20th century); автор 2 научных открытий; занимается разработкой и производством лекарственных средств на основе веществ природного происхождения.

Чтобы сделать качественное оборудование, нужно провести качественную инжиниринговую работу. Когда год назад нам поступило предложение поучаствовать в программе, мы с надеждой включились в работу. Конечно, у нас много разработок. Наша компания небольшая, но наукоемкая. Мы предложили препарат, который востребован в хирургии. К нам обращались из Италии, Канады, Швейцарии с предложением разместить у себя наше производство. Мы отказываемся, мы не хотим уезжать из России. Мы хотим работать здесь. Есть много клинических испытаний. Продукция, которую мы заявили в проекте, в три раза превосходит по эффективности западные аналоги. И в пять раз дешевле.

Мы потратили уйму времени, несколько сот тысяч рублей. Для нас это очень много. Мы все это вложили.

Сегодняшняя встреча принципиально важная. Нам нужно понять, как будет развиваться наша промышленность. Мы представители того малого бизнеса и той малой промышленности, на которой в какой-то степени стоит весь мир.

И второе — это доверие.

Мы все поверили государственной структуре. Мы все вложили деньги, время, силы, энергию. Мы договорились с нашими партнерами, которые нам поверили. Они уже построили планы под нас, под нашу работу. Нам обещали в октябре. Сейчас февраль. Как это называется? Я не знаю, как этот называется.

Когда слушаешь нашего президента, который, с моей точки зрения, делает все, что возможно и все, что невозможно, чтобы мы жили лучше, и были защищены, он дает поручения правительству, чтобы оно помогало развитию промышленности.

Когда мы столкнулись с агентством, с которым мы работали в течение года, первое, что меня удивило, это бескорыстность, честность и профессионализм команды.

Как же это произошло? Наверняка, есть люди, которые мешают развитию промышленности.

94 компании… Если посчитать экономический эффект, который мы и страна уже недополучаем, это будет, наверное, очень крупная сумма.

Если посчитать, сколько вреда принесено…

Если сейчас ничего не получится, и мне в следующий раз скажут: Борис Михайлович, а вы будете участвовать в конкурсах? Нет. Это как в народе говорят: „На молоке обжегся, дуешь на воду…“. Примерно так.

Мне бы хотелось, чтобы сегодня было принято решение, чтобы не дали загубить те замечательные 90 проектов, которые прошли горнило всех конкурсов и несут большую пользу экономике и людям.

У меня в папке 10 писем-обращений с просьбой выпуска продукта, который мы заявили. Это для челюстно-лицевой хирургии. Если бы мы участвовали в проекте, мы бы смогли это сделать качественнее. Получается абсурдная ситуация, нам немного надо. Мы почти все сделали.

Я не жалуюсь, но нам производителям достаточно сложно. Когда мы все „получили по рукам“, руки опустились. Хотелось бы, чтобы мы смогли сделать, как можно больше.

Простите за эмоционально-резкую речь, наболело».

Лев Осипов, ООО «Изомед»: «Со своей заявкой выступал три раза и победил в довольно трудном конкурсе. Был тяжелый и беспристрастный отбор. Вот результат проекта, финансируемого Москвой. Эта штука — ингалятор. Он не имеет аналогов за рубежом. Вы видите, вид у него не совсем советский. Самое трудное в производстве таких изделий, модернизации и придании вида — это формы. Стоят они безумно дорого.

Большое спасибо центру за эти формы. Без них я бы не справился. Или справился бы лет через 5, когда актуальность уменьшилась. Совершенно очевидно, что инжиниринг нужен и полезен. Он необходим.

Как можно переломить эту ситуацию? Какие есть механизмы?

Мы не хотим ни с кем ссориться.

Что касается команды инжиниринговой, с которой довелось работать — у меня кроме позитива ничего нет…

Мы очень удивились. Обычно, когда ты получаешь государственные деньги, с тебя семь шкур спустят. Недоброжелательность. В тебе видят потенциального мошенника, который хочет деньги урвать, а там уж как получится. Здесь исключительно доброжелательно, а самое главное — компетентная команда. Это инженеры. Мы общались на одном привычном нам инженерном языке. Что очень редко бывает в такого рода фондах.

Без недостатков работа не бывает никогда. Были недостатки? Были. Чрезмерная отчетность. В бумажном виде. Это вчерашний день.

Давайте сконцентрируемся на том, как нам преодолеть эту ситуацию.

Мы не жаждем крови. Надо вернуться на уровень, на котором мы были два месяца назад».

Сергей Субботин, ООО «ЭТК-Прибор»: «Мы с 1990-ого года производим промышленные контроллеры. В программе по поддержке предприятий через центр инжиниринга участвуем с 2015-ого года. Выиграли два конкурса, но на выходе у нас так ничего и не получилось. Мы сделали большой объем работ: документы, участие в сессиях, наших специалистов привлекали в качестве экспертов. Мы даже поменяли человека, который в нашей компании занимался взаимодействием с агентством. Мы подумали, может, из-за него эта связка не получается. На выходе, кроме „…давайте сделаем так, потом переделаем, потом вот так, потом еще раз к нам придите…“ мы ничего не получили.

Нужно каким-то образом придать очень мощный ускоряющий импульс, найти ответственных и продвигать дело вперед. Мы топчемся на месте.

У нашей компании есть свой собственный план развития. Мы делаем новые продукты в отрасли автоматизации.

Мы не то, чтобы с радостью. Вначале мы с ухмылкой восприняли предложение поучаствовать в программе. После разговоров появилась уверенность, что это, действительно, работает. Скажу честно, мы как производители на инжиниринге экономим.

Нет, мы экономим на всем. Начиная от аренды. И так на всем. Налоги мы платим исправно.

Когда нам сказали: „давайте инжиниринг мы вам оплатим. Вы осуществите ваши задумки, выведите новый продукт на рынок“, мы замахнулись на большое.

Мы сейчас производим продукты для подвального этажа автоматизации. Мы хотим зайти на первый этаж автоматизации, где сидят Сименс и Шнайдер. Мы хотим догнать их. С помощью агентства мы решили сделать новые контроллеры по автоматизации. Поверьте, это очень сложно. Что-то новое разработать, испытать, довести до ума, а потом продать. Не имея ничего, продавать нечего.

Чтобы сделать этот контроллер, нам нужно провести много испытаний, разработать большой объем программного обеспечения. Учитывая, что все импортное, мы с радостью восприняли предложение. Программисты — это очень дорого и долго. К сожалению, мы работу остановили, потому что поняли, что буксуем и ничего не получаем. Нужно существенно форсировать. Создать рабочую группу с четким регламентом, которая будет собираться каждую неделю и разбираться, где мы буксуем и почему».

Татьяна Максимова, ООО «ТРЕЛАКС»: 25.35 «Представляю компанию текстильного легкого производства. Мы производим ортопедические подушки и матрасы.

Об инжиниринге только мечтали до недавних пор.

Когда к нам обратилось агентство инноваций, настороженность была.

Изучив тему, мы поняли, что инжиниринг — это наше все. Он даст нам конкурентные преимущества.

Для нас инжиниринговая услуга состояла в том, чтобы усовершенствовать нашу заливочную линию.

Когда узнали о программе, поняли, что это то, что нам нужно.До этого слабо понимали, что такое инжиниринг.

Производства экономят на всем, и на инжиниринге в первую очередь.

Это очень виртуально и результат получаешь в будущем, когда видишь документы, правильно разработанные пресс-формы, которые можно тиражировать и не создавать их заново.

Мы взялись за этот проект, сидели ночами. Не с первого раза правильно все заполнили.

Хочу отметить изумительную работу центра инжиниринга. Абсолютно бескорыстные. Первое время это вызывало сомнение: где подвох? где ваш интерес? Мы привыкли не доверять. Наша компания потратила приличные деньги. Мы купили заливочную машину стоимостью 8 млн рублей. Вложились в дополнительные разработки.

Мы должны были получить 5 млн рублей. Для нас это очень большое подспорье, поскольку мы не имеем лишних средств. Сейчас задача — удержаться на рынке.

Безусловно, печально. Я целый месяц уговаривала совет директоров, объясняла, брала на себя ответственность. Сейчас выгляжу не очень хорошо. Без помощи мы не справимся с проектом, не смотря на то, что есть покупатели. Надеюсь, что мы найдем сегодня решение».

Виталий Чугунов, ЗАО «Научно-производственный центр «Огонек»: «30 лет в реабилитационной индустрии. 32.16

В 2015-м году мы получили средства на уникальный аппарат. Нам повезло. И очень быстро их освоили. С помощью этого аппарата мы ставим детей-колясочников на ноги. В Москве 30 детей поставили на ноги. В сентябре 2016-ого года мы подали заявку на новую установку. Мы придумали систему обезвешивания, с помощью которой ребенок с ДЦП может гулять в парке.

Однозначно, нужно продолжать инжиниринговую программу.

Мы подготовили кучу проектов и готовы были их представить. Считаю, по одному проекту мало брать. Мы готовы сразу дать 5 — 10 проектов, их выполнить и закрыть».

Борис Игонькин, ООО «Опытный завод «Авиаль»: «Если даже по инжиниринговой программе были замечания, их всегда можно корректировать. Но убивать идею на корню — это неправильно».

Олег Балашов, ООО «Интертекстиль»: «Мы занимаемся медицинским компрессионным трикотажем, фактически единственное предприятие в России в этой отрасли, все конкуренты только за рубежом. И мы неоднократно принимали участие в разных государственных программах, в том числе, и в программах, которые правительство Москвы осуществляло, в господдержке выставочной деятельности, и накопили уже достаточно опыта в этом. Я скажу следующее: вот то, что говорит Наталья Лимовна, все правильно, только одно „но“: одного желания не достаточно. Вы спросите, они вам скажут, как на всех этих заседаниях: „Да конечно, да приходите“, но как только начинается сам процесс…

Государство всегда так поступало: как только они находили каких-то жуликов среди предпринимателей, они говорили: „Не-не, все предприниматели — жулики, программа отменяется“. Ну тогда давайте вспомним, сколько депутатов Государственной Думы сидит в тюрьме, и давайте Думу закроем.

Я, конечно, не самый большой эксперт, но неоднократно и за рубежом участвовал в разных мероприятиях. Если государство не возьмет за основу единственный логичный опыт, когда все решает совет экспертов, ничего не получится. До тех пор, пока мы будем считать государственную стоимость контракта по утвержденным правилам заработной платы 68-го года… Неотмененным. Сколько хотите государственной воли назначайте, хоть четырех президентов сюда посадите, не будет этого, потому что каждый чиновник будет закрывать свою спину. Он говорит: „У меня есть постановление правительства Советского Союза за 68-ой год, и никакой прокурор меня не заставит посчитать по-другому“. И вы сколько угодно выдавайте ему команду — он не будет этого делать.

Только совет экспертов, уважаемых людей, академиков, предпринимателей, кого угодно… Но это (должны быть) люди рейтинговые. Они проголосовали за проект — и все, проект поехал. И назначили срок исполнения. Отчитался, принес какую-то машинку, какое-то лекарство — молодец. Не принес — с тебя спрос. Нет другого механизма, сколько хотите изобретайте. Спасибо».


-3-

Что говорит агентство?

Элина Саяпина, заместитель генерального директора ГБУ «Агентство инноваций города Москвы»: Сейчас механизма нет.

Элина Саяпина: «Ситуацию с центром инжиниринга знаю достаточно хорошо. Официальная позиция — программа не закрывается. Центр инжиниринга — не отдельное юрлицо, а часть агентства инноваций Москвы. 10 лет он будет существовать. В следующем году центр инжиниринга будет передан другому оператору. Изменится оператор — им будет не агентство. Программа началась в 2014-м году. В тот момент она не была востребована.

Программа в целом — это один из лучших примеров. Да, он отрабатывался, но это один из лучших вариантов использования государственных денег.

Форма ГБУ, ФЗ№ 44 — это очень тяжелая форма для оперирования любыми проектами.

Бюрократический аппарат Москвы и все проверяющие органы (КРУ, Счетная палата, Управление делами Президента) строго смотрит за тем, чтобы реализовывать те механизмы, которые им понятны.

Вы можете миллион раз объяснять, что это новое и это нужно бизнесу. У них свое понимание того, что можно за государственные деньги купить, а что нельзя. Команде Николая (Колпакова — примечание редакции) не позавидуешь. Они столкнулись с тем, что требования к отчетности менялись „на ходу“. Поэтому и предприятия дергали. Они не знали, как правильно оформить, чтобы потом не было претензий.

У Москвы есть финансирование на этот проект, но она хочет реализовывать его сама. И повысить гибкость программы. В программу внесут коррективы: разбивка на этапы. За счет региональных средств сократится количество отчетности.

Евгения Осипова зачитывает письмо от заместителя руководителя Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства Алексея Артемова:
«Все предприятия будут профинансированы с марта 2017-ого».

Конкурс для предприятий будет объявлен заново. Повторный отбор проектов. Предприятия, прошедшие тяжелую процедуру, будут стоять особняком. Они войдут в шорт-лист.

Сейчас механизма нет. Возможно, он согласовывается». 


-4-

Что говорят общественные организации?

Деловая Россия, Опора России, Национальный комитет общественного контроля, Международный Центр Инжиниринга и Инноваций

Наталья Кириллова, председатель отраслевого отделения по инжинирингу ФмоС «Деловая Россия»: «Москва заявилась на очень амбициозную программу по поддержке производственных предприятий, при том, что все условия существуют. Много высокотехнологичных предприятий. Более 10 000. Первый год (2013 — 2014 гг) неплохо реализовали программу. Со скрипом, конечно. Потому что инжиниринг — это, когда результат не сегодня или завтра, инжиниринг — это сделали сегодня, а результат получили через год.

Поскольку формат структуры — ГБУ, есть свои сложности. Много процедур. Мы (эксперты при Минэкономразвития) рекомендовали другой формат: некоммерческое партнерство, и все шло к тому… И в самый последний момент выясняется, что чего-то не хватило. То ли политической воли, то ли времени… Серьезные деньги возвращаются.

Предприятия Москвы не получили деньги, другие регионы были обделены, деньги вернулись в бюджет.

Я не понимаю, что происходит. Предприятия потратили кучу времени: готовили документы, принимали участие в конкурсе, экспертов вызывали…

В любом проекте могут быть шероховатости. Зная бюрократический подход, особенно если это ГБУ, я прекрасно всё понимаю. Но главное найти сейчас решение…

Вопрос — какая позиция у правительства Москвы по данному вопросу, по поддержке промышленных предприятий, которые занимаются инновациями. Вот сидят люди, которые изобретают.

Мне хочется понять на общеполитическом уровне, какое отношение у правительства Москвы к этим предприятиям: они хотят оказывать им поддержку или нет? Они говорят:

«Нет, к нам не ходите, идите в Министерство экономики, идите в Министерство промышленности, переезжайте в другой регион, где оказывают эту вот поддержку»… Тогда с ними все понятно. А сейчас все в подвешенном состоянии, понимаете? Вот это недопустимо, я считаю. Надо добиться конкретного ответа. Пусть «нет», но очень конкретно».

Мансур Юсупов, председатель правления национального комитета общественного контроля: «Около недели назад мы получили все материалы по данному факту. Национальный комитет общественного контроля, подробно изучив предоставленный материал, пришёл к выводу о том, что все процедуры, предусмотренные законодательством, были соблюдены, подписаны соответствующие протоколы, документы. Соответственно, если переходить в судебную плоскость, обратной дороги нет. Понимаете? Вот эти наши чиновники государственных служб должны доложить своим министрам, что этот общественный резонанс вылезет в конечном результате или с нашей подачи, или с подачи ОНФ на уровень администрации Президента Российской Федерации. Речь здесь не о каких-то арендных организациях или купи-продай, речь о производственниках, промышленниках и изобретателях, об инновациях. Здесь собран золотой фонд России, будущего России. Эти люди изобрели вещи, которым нет аналогов в мире, понимаете? Если мы к этому приложим грамотно наше обращение, может произойти очень серьёзный резонанс. Здесь 94 организации, за ними стоят рабочие места, за ними стоят сотни тысяч людей, специалистов, инженеров.

Я — член общественного совета прокуратуры города Москвы, я этот вопрос там подниму в ближайшее время. Общественный совет так и называется: по защите прав предпринимателей города Москвы. Это при прокуратуре города Москвы. То есть это уже выходит за рамки всех этих «поговорить и разойтись». И правильно здесь было сказано Евгенией Васильевной, всё выльется в решение, в протокол сегодняшнего круглого стола, где будет чётко обозначено, что здесь прошло больше половины пути, соответствующие документы, люди процедуры все соблюдали… Ещё раз говорю, это изобретатели, промышленники, производственники, чему уделяет особое внимание наш лидер — Владимир Владимирович Путин. Поэтому я прошу от лица нашего общественного комитета государственным органам вернуться к этому проекту и реализовать его за счёт города, за счёт федерального бюджета… Но приостановить или вообще закрыть этот проект, это недопустимо. Вот мнение Национального Комитета Общественного Контроля. Спасибо.

Станислав Супрунов, председатель комитета по городскому хозяйству и экономической политике, Опора России: «Представляю сейчас „Опору России“, организацию поддержки малого и среднего бизнеса, но мне выпала уникальная возможность: я был и смотрел на ситуацию со стороны Департамента и Минэкономразвития и видел, как выдаются все эти субсидии на развитие регионов и со стороны предпринимателей видел… И что я могу сказать, резюмируя: не надо ругать чиновников, предпринимателей. Все люди адекватные, все работают по действующим законам, но, действительно, есть проблема… 94 организации, если посчитать, сколько они потратили на это времени и сколько потратили денег… Но это полбеды.

Самое главное — подорвано доверие инжиниринговых компаний.

Когда эту программу запускали, было потрачено очень много бюджетных средств на популяризацию: представители звонили, приводили, говорили: „Приходите, получите субсидии“.

Правильно Элина Аркадьевна говорит… Очень много организаций, которые имитировали деятельность, они тоже всегда там, где есть бюджетные деньги, и правильно делают госорганы, что жестко отсекают, собирают бумаги…

Много липовых компаний, но есть, действительно, живые, и сейчас 94 компании пострадали, и нужно выработать такой механизм, чтобы вернуть доверие.

Предложение такое: есть еще и другие фонды, куда люди могут обратиться: Фонд развития промышленности, Фонд Бортника…

Есть 94 компании, и все прошло, и есть протоколы, нужно вернуть людям деньги и осветить это. Показать, что поддержка оказана и что Москва оказывает поддержку инжиниринговым компаниям. Потому что люди смотрят на Москву, тот же Фонд Бортника тут работает тоже, Фонд развития промышленности, тень падает на все инструменты поддержки». 


-5-

Что говорит министерство экономического развития?

Олеся Тетерина, и.о. заместителя директора Департамента развития малого и среднего предпринимательства и конкуренции Минэкономразвития России: «Проблемы есть и у федерального бюджета. Мы тратим усилия, защищая бюджет.

9,6 млрд в 2016 году выделили на поддержку малого и среднего бизнеса, из них 150 млн взяла Москва. Они возвращены в бюджет. Это существенная сумма. Деньги год гуляли по счетам Москвы и вернулись в бюджет. У нас вопрос к правительству Москвы: а что же случилось? Почему программа не сработала?

Удивительная история — есть предприятия, есть проекты, есть квалифицированные сотрудники. И не получилось.

Центры инжинирига — молодое мероприятие, всего 5-й год. При этом пользуется популярностью. В реализации участвуют более 30 регионов. Созданы 41 центр инжиниринга. Москва в 2017-м году заявку не подала.

Центр инжиниринга Москвы работает хорошо. У нас не было претензий к качеству предоставляемых предпринимателям услуг. Московский инжиниринговый центр всегда получал самые высокие оценки.

Аргумент Москвы: достаточно средств регионального бюджета, чтобы осуществлять поддержку предпринимателей.

Предлагаю: ни в коем случае нельзя останавливать работу. Поддерживать предприятия из собственного бюджета.

Центр нельзя закрыть. С момента получения субсидии центр должен существовать 10 лет.


-6-

А что дальше?

Из резолюции круглого стола: «В ходе обсуждения участники круглого стола отметили необходимость и важность оказания инжиниринговых услуг малым и средним производственным предприятиям. В сложившихся экономических условиях поддержка малого технологического предпринимательства в г. Москве крайне необходима.

В целях максимально полного использования потенциала инжиниринговых услуг и повышения конкурентоспособности московских технологических компаний на внутреннем и внешнем рынках участники круглого стола считают целесообразным рекомендовать:

Департаменту науки, промышленной политики и предпринимательства г. Москвы:

  • утвердить и официально опубликовать «Дорожную карту» по исполнению обязательств перед организациями-победителями конкурсного отбора на право получения инжиниринговых услуг, проведенного в 2015 и 2016 гг., с разъяснением механизма по дальнейшей реализации данной программы с указанием информации, за счет каких средств она будет реализована;
  • опубликовать официальную позицию Департамента о причинах возникновения сложившейся ситуации и невыполнения Правительством Москвы обязательств, взятых на себя в рамках соглашений с Минэкономразвития России;
  • продолжить поддержку малых и средних производственных предприятий в получении инжиниринговых услуг в 2017 году;
  • учесть замечания и предложения представителей предприятий, участвовавших в конкурсном отборе об упрощении подачи и отчетности документооборота, развитии электронного документооборота.

Анна Захарова



Возврат к списку