+7 (495) 380 19 85

Главная » Новости » Интервью » Наталия Дмитрович: «Амбициозный проект - Высшая Инженерная Академия»

Наталия Дмитрович: «Амбициозный проект - Высшая Инженерная Академия»

Компания:

Должность:

Дмитрович Наталия Борисовна: «В современном сознании человека понятие человеческой гордости за себя, за свою профессию, за свою специальность очень упростилось. Само отношение к работе стало чрезмерно потребительским. Сегодня все реже встречаются люди, которые рассматривают работу  как возможность самореализации, получения удовольствия, воплощение своих идей и планов. Это большая проблема, которая очень явно проявляется не только в инженерной профессии, но и во всех остальных. За всем этим стоит неуважение к самому себе. Я прихожу на работу и перестаю быть специалистом, я выполняю что-то формально, я не принимаю никаких решений, не стремлюсь к самовыражению. Это доминирует, что иллюстрирует появление выражения «офисный планктон». Меня это беспокоит, поскольку за всем этим происходит выхолащивание любого вида деятельности. Происходит потеря творчества, людям становится скучно жить. Я рассматриваю работу как возможность состояться профессионально и реализовать свои амбиции как личность».

EnginRussia: Наталия Борисовна, инженер в металлургии – это какая-то особая порода людей?

Наталия Борисовна: Можно и так сказать… Бич современных мужчин – это инфантильное сознание и уход от ответственности. А металлургия – то производство, на котором ответственность ещё присутствует, и даже в очень концентрированном состоянии. Случайных людей в металлургических цехах не бывает…

EnginRussia: К сожалению, сегодня быть инженером не престижно, а тем более идти в училище и получать рабочую профессию. Разве раньше было по-другому?

Наталия Борисовна: Техникум был всегда популярен. При этом у человека было очень чёткое понимание того, на что он может претендовать в уровне своего развития. Есть разные категории людей. Одни хотят взлетать в небеса, стремятся к этому и добиваются. Другие совершенно спокойно говорят: мне этого не надо. Я хочу спокойно каждый день приходить на завод, делать свою работу и получать за неё заработную плату. На таких людях держится производство.
Другое дело, что в современном обществе наблюдается колоссальная инфантильность и нежелание прилагать каких-либо усилий. В технические ВУЗы идут студенты с наименьшим баллом ЕГЭ. Если говорить об инженерной профессии, можно услышать, что трудно учиться. Почему трудно учиться? Не трудно учиться. Просто надо учиться.

EnginRussia: В большинстве своём родители всё-таки хотят, чтобы их ребёнок имел диплом юриста или экономиста...

Наталия Борисовна: Соглашусь на 80%. На сегодняшний день рабочие и инженерные профессии непопулярны, но в последние полтора-два года ситуация начала раскачиваться. Гуманитарии – юристы, экономисты, психологи – заполонили всё и они не велики в зарплате. Общество начинает понимать, что будущее за технологиями: химическими, медицинскими, пищевыми и т.д. А технологии – это инженеры…
На днях я провела опрос: кто для Вас инженер? Получила убийственный ответ: инженер – это человек в чёрной робе с грязными руками в мазуте и с железкой в руках. И это в то время, когда мы занимаемся проблемами клонирования, создаём искусственные сердца, тестируем новейшие строительные материалы – это же всё инженеры делают. А у нас в головах стереотип времён второй мировой войны. Информации о том, что такое современный инженер, увы, у нас нет. И в СМИ, к сожалению, отсутствует какая-либо популяризация, связанная с рабочим классом, с инженерной профессией.

EnginRussia: Как быть с мотивацией молодых специалистов?

Наталия Борисовна: Многое зависит от того, на какое предприятие приходит молодой человек. Если это предприятие уже закончило процесс модернизации, и специалист приходит на новое современное оборудование, то он быстро вливается в процесс, его знания корректируются производством. Но если человек приходит на старое, небольшое предприятие с оборудованием демидовских времен, ни о каком желании и мотивации не может идти речь.
Сейчас тот момент, когда происходит смена поколений. Мэтры металлургии, которые по дымку могут определить проблему, уходят. Приходящие молодые люди амбициозны – стоять в цеху их не заставишь. Из десяти молодых специалистов через два-три года на предприятии остаются двое-трое, остальные уходят.
На заводах существовала преемственность, система наставничества, школа мастерства, что позволяло формировать и поддерживать престиж инженерной профессии. Сейчас об этом начинают понемногу говорить. Раньше принадлежность к профессии была гордостью. Сегодня профессия инженера в обществе не престижна, люди уходят торговать, как-то перебиваются и их это устраивает.

EnginRussia: Главный вопрос – как же всё-таки повысить престиж инженера?

Наталия Борисовна: На мой взгляд, необходимо следующее:
Во-первых, материальная стабильность, которая бы обеспечивала тот минимум, который позволяет жить, не унижая человеческого достоинства. При этом человек должен понимать, как будет меняться материальная составляющая в процессе его работы, какие преференции он будет получать.
Во-вторых, социальные гарантии, которые позволят чувствовать себя защищённым в обществе. Это детские сады, больницы, профилактории, а также предоставление определённых кредитных возможностей (лечение, образование и т.д.).
В-третьих, профессиональный рост. В настоящее время повышение квалификации - это предоставление информации в узкопредметном направлении, где отсутствует комплексность и связь с другими процессами. Что не позволяет успешно решать производственные задачи.

EnginRussia: Давайте поговорим о системе послевузовского образования. Как в настоящее время повышается профессионализм и происходит удержание современных знаний?

Наталия Борисовна: Система послевузовского образования представляет собой многовариантный салат оливье. В этой системе можно получить повышение квалификации, начиная от 25 часов прослушивания лекций до 2-х лет обучения. При этом лекций, связанных с инженерной подготовкой и переподготовкой, совсем немного.
Мы работаем в металлургии и хорошо понимаем кадровые проблемы.  Мы видим, что отсутствует система подготовки специалистов, при которой человек видит проблему в её развитии, в рамках её цикла, в рамках её технологической цепочки и способен решить не узконаправленную задачу, а комплекс задач в ином масштабе. Этому надо учить.

EnginRussia: Самое время рассказать о Вашем амбициозном проекте – Высшей Инженерной Академии…

Наталия Борисовна: Академия – наша индивидуальная разработка. Наш подход к обучению инженеров не соответствует привычным взглядам. Если говорить о задачах нашей Академии, у учащихся будет формироваться совершенно иное мышление, другое отношение к проблемам. Умение решать производственные задачи и видеть целостность эклектики всех задач – это то, чем должен обладать руководитель высшего звена и то, чему мы будем учить.
В Академию придут люди, решившие профессионально расти и определившие свои приоритеты. Это не молодой специалист, который ещё сомневается. Это те, кто решил расти в рамках производства или уже растёт и связывает своё будущее с предприятием.
Нам бы хотелось, чтобы на должности  главного инженера и технических руководителей назначали специалистов, прошедших нашу Академию.

EnginRussia: Какова продолжительность обучения в академии?

Наталия Борисовна: Менее двух лет. Форма обучения – очно-заочная с отрывом от производства.

EnginRussia: Если говорить предметно, чему всё-таки будут учить в Академии?

Наталия Борисовна: Будем учить принимать решения в ситуации неопределённости и малой информированности. Мы будем рассказывать о тенденциях развития современной металлургии и литейного производства, о решениях экологических проблем на производстве. В процессе всего обучения мы будем уделять много времени переформатированию мышления. Именно с этих предметов, связанных с целеполаганием, изменением отношения к проблемам, начинается обучение в Академии. Кроме того в Академии большое значение будет иметь работа над изменением мышления относительно понимания проблем. Будут предметы, связанные с постановкой цели и её структуры, достижением цели; предметы, связанные с информационным анализом, мотивацией персонала в отношении развития своих способностей.

EnginRussia: Сколько человек Вы сможете принять на обучение?

Наталия Борисовна: На первом этапе мы будем набирать порядка 200 человек.

EnginRussia: Как будет организован процесс обучения?

Наталия Борисовна: Лекций будет мало. Это будут семинары, мозговые штурмы, игры, кейсы. Слушателями будут решаться производственные задачи, с которыми они сталкиваются на предприятии.

EnginRussia: Вы уже тестировали свою образовательную программу?

Наталия Борисовна: Да, опыт есть. Внедряя на одном заводе новую технологию, мы столкнулись с большой проблемой персонала. Технология не шла, и была угроза не выполнить контракт.
Мы начали работу с персоналом. Первая сложность – преодолеть проблему сопротивления по отношению к изменениям. Параллельно персонал обучался новой технологии. Мы работали над отношением, после нас рабочие шли в цеха на свои рабочие места, где их ждали технологи. Результат не замедлил сказаться. У людей возник азарт и желание пробовать свои силы.

EnginRussia: А как возникла идея создания Академии?

Наталия Борисовна: Работая сейчас на производствах, мы видим, что отсутствие руководителей с инженерным образованием – это большая проблема. Технические специалисты и топ-менеджмент разговаривают на разных языках. Они не понимают друг друга. Нужен руководитель, который бы обладал знаниями и умениями видения инженерных задач и был управленцем. Быть просто управленцем, не имея инженерного образования и умения сформировать целостную картину того, что происходит, это всегда убыточно для предприятия.
На определённом этапе, когда мы видим, что человек вырос до уровня начальника производства, он подаёт надежды, и мы видим, что это перспективный кадр, его надо учить новым методам системы управления.
Знаете, есть предприятия, которые вырастили своих директоров. Они напоминают по ментальности купцов местного помеса. Их ментальность формировалась в рамках завода, и всё, что выходит за рамки привычного, воспринимается тяжело. Даже если человек хочет. Как на таком заводе внедрить новое, модернизировать?
Наша цель – сократить время подготовки хорошего инженера до 6-8 лет. Раньше на это уходило 15 лет.

EnginRussia: Кого будет брать в ученики?

Наталия Борисовна: Предполагается достаточно жёсткий отбор специалистов. У человека должно быть не менее трёх лет управленческого стажа. Это должны быть эмоционально устойчивые и способные люди, которые готовы брать на себя ответственность, могут быстро анализировать и принимать решение, а также обладают потенциалом к дальнейшему росту и развитию.

EnginRussia: Что сдерживает запуск проекта?

Наталия Борисовна: Для того чтобы Академия не стала одним из курсов повышения квалификации, которых огромное количество, должно быть государственное решение и, соответственно, частичное финансирование. Участие государства в создании Академии необходимо, потому что кадры для металлургического производства – национальная проблема. Государство должно брать на себя обязательства, иначе в рамках мирового металлургического рынка мы будем не на 3-4-м месте по объёму производства стали, а скатимся вниз, потеряем рынки сбыта и окажемся в ситуации утерянных приоритетов. 

EnginRussia: Сколько, по Вашей оценке, должно пройти лет, чтобы профессия ИНЖЕНЕР снова зазвучала?

Наталия Борисовна: Если предпринимать активные действия, то от 3 до 5 лет. Но это должна быть широкомасштабная государственно-политическая деятельность: и государство, и ВУЗы, и СМИ должны обсуждать проблемы рабочего класса и инженерных специальностей.
Многое идёт из семьи. Есть завод на Урале, где работают династиями. Вот с кого надо брать пример, вот кого надо множить… Чтобы тот, кому сегодня 25 лет привёл своего сына и внука на производство…

EnginRussia: Наталия Борисовна, спасибо за беседу!

Беседовала Анна ЗАХАРОВА


Возврат к списку