+7 (495) 380 19 85

Главная » Новости » Интервью » ЕВГЕНИЙ РЫЖОВ: «У СОВРЕМЕННОЙ ГАЛЬВАНИКИ БОЛЬШОЕ БУДУЩЕЕ!»

ЕВГЕНИЙ РЫЖОВ: «У СОВРЕМЕННОЙ ГАЛЬВАНИКИ БОЛЬШОЕ БУДУЩЕЕ!»

Компания:

Должность:

ER: Гальванику принято считать одним из самых опасных и вредных для окружающей среды производств. На Ваш взгляд, можно ли отказаться от гальванических покрытий или заменить их менее вредными технологиями?

Евгений Рыжов: Сектор гальванических покрытий занимает особое место в обработке деталей оборудования, без него не обойтись. Гальванические производства есть по всей стране. Тем не менее, была идея их закрыть. В первую очередь, из экологических соображений. Но на сегодняшний день значительная часть гальванических производств уцелела. Так же, как атомные электростанции. Весь мир хотел бы жить и работать без них, однако АЭС распространяются по всему миру, даже в таких проблемных регионах, как Япония.

Существует широкий спектр других покрытий: плазменных, газоплазменных, ионоплазменных, газодинамических. Тем не менее, гальванические технологии, созданные в 19-м веке, применяются и по сей день. Благодаря своим рабочим характеристикам, а именно очень высокой адгезии (прилипания) к основному материалу, гальванические технологии находят довольно широкое применение.

Одно время были попытки заменить гальванику другими технологиями, в т.ч. различными напылениями. Однако эксплуатация деталей в неблагоприятных условиях показала, что у покрытых напылением изделий быстрее появляются трещины, у них гораздо ниже адгезия и коррозионная стойкость. Пережив некий спад спроса на гальванику, мы имеем сейчас существенный прирост заказов по применению гальванических технологий. Особой популярностью пользуются покрытия, модифицированные нанотехнологиями путем введения в электролит наноалмазов детонационного синтеза.

ER: Неужели современные технологии очистки не могут сократить, а то и свести на нет ущерб, который гальваника наносит экологии?

Евгений Рыжов: Экологические требования в России – самые жесткие в мире. Достаточно сказать, что оборудование, которое завозит Россия из Германии, Италии, Швеции зачастую не проходит по российским требованиям.

Я побывал на гальванических производствах Италии, Франции, Германии, Финляндии. Что меня больше всего удивило – они находятся в центре городов. Например, в Дюссельдорфе, в Ганновере, в Хельсинки, в Салониках. На сегодняшний день эти производства имеют достаточно качественные очистные сооружения. Все процессы происходят в замкнутом режиме, т.е. отходы не сливаются в канализацию, как бывало раньше. Все утилизируется. Поэтому гальванические технологии нисколько не грязнее, чем все другие.

ER: Два года назад Ваша компания вышла на рынок с технологией гальванического хромирования с применением наноалмазов. В чем заключается основное преимущество этого решения?

Евгений Рыжов: Технология наноалмазного хромирования уникальна и не имеет аналогов в мире. Вообще, по теме гальваники на сегодняшний день в мире выдано 22 патента. Наша разработка представляет собой совокупность нескольких технологий, а именно:  технологию производства наноалмазов, технологию получения электролита и технологию нанесения наноалмазного хрома. Остальные патенты – производные от этой технологии.

Мы наносим защитное антифрикционное износостойкое покрытие с применением наноалмазов детонационного синтеза и добавляем в электролит некоторое количество нанодобавки. Их переход в поверхность покрытия невелик (0,03%), при этом толщину покрытия мы уменьшаем с традиционных 200-300 микрон до 20-30 микрон.

 Стоимость наших покрытий примерно в три раза дешевле традиционных износостойких, а время нанесения – в шесть раз меньше традиционного. В процессе производства экономится не только электроэнергия, но и дорогостоящие компоненты – электролиты, существенно снижая затраты на персонал. Наряду с этим, обеспечивается несравнимо большая проходимость ванн с точки зрения количества конструкций, на которые наносятся покрытия. Эти составляющие способствуют удешевлению  и  ускорению производства.

ER: Кем была разработана технология наноалмазного хромирования?

Евгений Рыжов: Технологию мы приобрели в Санкт-Петербургском технологическом университете, детально ее отработали, запатентовали и, на сегодняшний день, активно применяем для выполнения заказов самой разной направленности.

Мы тренировались приблизительно два года, адаптировались под щепетильных российских заказчиков. Могу похвастаться, что, когда  монетные дворы в Санкт-Петербурге и Москве печатали медали для олимпиады в Сочи, они работали пуансонами и матрицами, на которые было нанесено покрытие, изготовленное на нашем производстве. Традиционно пуансоны и матрицы покрывали твердым немецким хромом, но в этот раз качество такого покрытия не удовлетворило Олимпийский комитет.

ER: А применяется ли Ваша технология за пределами России?

Евгений Рыжов: Нет, не применяется. Не знаю, почему. Четыре года назад я был в Германии. Там я не нашел и следов применения этой технологии. Четыре дня и четыре ночи мы проговорили с профессионалом в Дюссельдорфе, я ему рассказывал, объяснял, убеждал в том, что это очень качественная и нужная технология. Мы уже договорились, что он купит ее за 700 000 евро. Но он был не владельцем гальваники, а изготовителем компонентов для гальванического производства, поэтому он не принимал решений, а был вынужден убеждать несколько предприятий в Германии в необходимости приобретения технологии. Мы вместе объехали предприятия в Дюссельдорфе, в Ганновере, в Бремене. К сожалению, владельцы предприятий скептически отнеслись к этому новшеству, и сделка не состоялась.

У нас очень хорошие отношения с гальваниками Финляндии. Но и они посчитали, что технология слишком дорогая. Думаю, что широкое распространение этой технологии в России приведет к тому, что ее начнут покупать и за рубежом.

ER: Отечественные гальванические предприятия проявляют интерес к технологии?

Евгений Рыжов: До последнего момента предприятия просто передавали нам часть заказов по нанесению покрытия на свои детали. В том числе очень крупные предприятия. Сейчас,  в связи с огромным объемом заказов, в первую очередь, по оборонной тематике, они физически не могут их выполнить. Процессы нанесения гальванических покрытий, которые они используют, очень медленные. Это приводит к срыву сроков по Гособоронзаказам. К нам обратилось несколько предприятий из разных городов. Они столкнулись с тем, что пуансоны и матрицы, которые работают у них при изготовлении деталей, сделав тысячу движений по прессованию деталей,  выходят из строя. Стоит ли говорить, что в прессовом оборудовании пуансоны и матрицы являются сердцем механизма. Пресс два дня разбирают, достают пуансон, ставят новый. При этом предприятия несут очень большие потери. Поэтому они обратились к нам за помощью. Сначала мы произведем серию тестовых покрытий образцов их инструмента, чтобы они увидели -  срок службы пуансонов вырастает в два-три раза (есть случаи, когда срок службы увеличивался в 10-12 раз). Затем может идти речь о приобретении патента и заключении договора о сервисной поддержке.

ER: Какое оборудование, в первую очередь, нуждается в применении покрытия наноалмазным хромом?

Евгений Рыжов: По этой технологии мы покрываем нефтедобывающее оборудование, штанговые насосы, которые, я надеюсь, постепенно покорят весь мир. Основным и крайне ценным нововведением для данного оборудования является покрытие трущихся деталей, плунжеров и цилиндров, наноалмазным хромом. Алмаз как крошка – это очень твердый абразив. Мы имеем дело с наноалмазами. В одном грамме покрытия 10 в 19 степени частиц «наноалмазиков». Когда между ними происходит трение, они скользят алмаз по алмазу. Эти частицы настолько мелкие и так сильно прижаты друг к другу, что алмаз скользит по алмазу, как поезд по рельсам. Износостойкость этого покрытия не может сравниться с любой другой.

ER: Пока мы говорили только о трудностях при внедрении  технологии наноалмазного хромирования в массовое производство. А есть ли успехи, признание?

Евгений Рыжов: Данная технология признана фондом Сколково. Мы являемся резидентом Сколково и очень за это благодарны. Они и зарубежные эксперты признали нашу технологию разработкой международного уровня. Кроме того, мы хотели бы выразить свою благодарность РВК, Инфрафонду РВК, Фонду Бортника, который существенно помог нам на начальном этапе. РВК приобрела долю в нашей компании.

Мы испытывали данное покрытие в Дюссельдорфе, и оно в 5,7 раза превзошло немецкий износостойкий хром!

У современной гальваники при применении хороших фильтров большое будущее, поверьте мне!

ER: Евгений, спасибо за беседу!


Возврат к списку