+7 (495) 380-19-85

info@enginrussia.ru

Главная » Новости » Интервью » Два часа с президентом. Интервью с Натальей Кирилловой о встрече с главой государства

Два часа с президентом. Интервью с Натальей Кирилловой о встрече с главой государства

Кириллова Наталья

Компания: Группа компаний ПЕРМАНЕНТ К&М, ЗАО

Должность: Председатель отраслевого отделения «Инжиниринг» ФМоС «Деловая Россия»

7 марта Владимир Путин отвечал на вопросы предпринимательниц: 30 женщин из разных городов приехали в Самару, чтобы задать вопрос президенту. Встреча проходила на Самарском хлебобулочном комбинате. Наталья Кириллова поделилась впечатлениями от встречи и рассказала, как к ней готовилась.

— Наталья Лимовна, как вы оказались на этой встрече?

— Я состою в генсовете общественной организации «Деловая Россия» и являюсь руководителем подкомитета по инжинирингу. Вечером из «Деловой России» приходит вопрос: «Наталья Лимовна, у вас есть вопрос к президенту?». Я немного удивилась. Потом объяснили, что готовится встреча женщин-предпринимателей с Владимиром Владимировичем в честь 8 марта.

Понимала, что вопрос должен быть достойным внимания президента, он должен затрагивать важные для экономики, предпринимателей и очень многих людей аспекты. Поскольку занимаюсь развитием инжиниринга, думала в этом направлении. Основной вопрос — возможность продлить программу развития инжиниринговой отрасли до 2024 года. Эта программа заканчивается в 2018-м году.

Письменно сформулировала вопрос, отправила в «Деловую Россию» и через несколько дней узнала о подтверждении участия в АСИ и Администрации Президента. Так я попала на встречу с президентом.

— Сколько всего женщин участвовали?

— 30 человек. Мы были готовы к тому, что не удастся напрямую обратиться. При этом нас успокоили: если кто-то не успеет задать свой вопрос, не страшно: все обращения Администрация Президента обязательно рассмотрит.

— Как готовились?

— За две недели стало понятно, что моя кандидатура утверждена, вопрос утвержден. После этого я начала готовиться. Попросили соблюдать регламент: 2–3 минуты на вопрос. Я понимала, как тяжело уложиться в три минуты: нужно и проблематику изложить, и предложить пути решения. И вопрос правильно задать. Еще мы должны были рассказать о себе. Каждая женщина должна была коротко рассказать историю своего бизнеса. Сначала о себе, потом вопрос. И это уложить в три минуты. Это непросто.

Мой доклад сначала был на 5 минут, а то и больше. На семь, наверное. Потом я просто вычеркивала лишнее. Переписывала свой доклад раз 20. Причем он менялся по содержанию. Сначала у меня был просто вопрос. О себе ни слова не было, сразу про инжиниринг. Потом добавила рассказ об истории своего развития в бизнесе. Как уложить в полминуты большую историю о себе, чтобы она была не сухая? Надо было рассказать, что я в бизнесе 25 лет, открыла компанию в 1993 году, когда мне было 22 года. И как думаете, легко было женщине тогда реализоваться, причем в таком, скажем прямо, не женском бизнесе?

Хотелось показать свою историю как положительный опыт. Сказать: ребята, если кто-то смог развиться, то и вы сможете. Не надо все время только ругать и бояться рейдерских захватов и что бизнес отжимают.

У меня был блок про наставников. Хотела сказать, что я развивалась, и все получилось благодаря наставникам. Я им очень благодарна. Моему немецкому партнеру. И сейчас у меня есть наставник. Она помогает мне выстроить главные ориентиры и наработать необходимые качества для дальнейшего развития. А в нашей компании мы совместно реализуем проект развития человеческого капитала. Хотелось обратить внимание на то, что бизнес, может не только обеспечивать занятость населения, но и уделять внимание вопросам максимальной реализации человека в трудовом коллективе. Институт наставничества, который развивает АСИ, я считаю, прекрасный проект. Буду поддерживать и с удовольствием в нем участвовать.

Хотелось, конечно, немного рассказать о себе: что у нас уже есть собственные патенты и лаборатория по переработке промышленных отходов. Тема экологии нас очень волнует, поэтому мы усиленно занимаемся исследованиями и уже выходим на реальные проекты переработки отходов в металлугии, цементной отрасли и с/х. В прошлом году на одном металлургическом заводе мы выиграли в тендере: обошли зарубежных конкурентов не только по цене, но главное, по технологии. В начале этого года выиграли государственный грант на коммерциализацию нашей технологии: 15 млн. рублей — это немаленькие деньги. Хотела сказать: Спасибо, Владимир Владимирович, что есть такие программы государственной поддержки. Они, правда, помогают развивать отечественные технологии.

К сожалению, не удалось лично задать вопрос. Немного обидно, но не страшно. История о себе — это не так важно, а вопрос про инжиниринг, надеюсь, попадет в перечень поручений.

— И все-таки почему не удалось задать вопрос?

— Не все смогли уложиться в отведенные три минуты. Владимир Владимирович все время, какое было отведено на встречу, уделил нам. В регламенте было написано: от 30 минут до 2 часов. Он был два часа, даже немного больше. Я не обвиняю никого: когда ты начинаешь говорить, ты не чувствуешь время. Ты думаешь, прошло совсем немножко, а оказывается, что прошла не одна минута, а пять. Кроме этого Владимир Владимирович комментировал обращения и отвечал на вопросы, что было очень важно. Это тоже определенное время. Конечно было очень интересно послушать непосредственно мнение президента на личной встрече.

— Какая была атмосфера? Смущался ли президент, были ли вопросы, которые застали его врасплох?

— Мне кажется, Владимира Владимировича ничто не может застать врасплох. Атмосфера была очень приятная, дружелюбная, человечная. За чашечкой чая. С пирожными. Круглый стол. Светлое помещение. Владимира Владимировича все хорошо видят. Все красивые, радостные. Хотя чувствовалось, что встреча официальная, деловая. Вопросы были важные для экономики, для страны. Было много камер, прессы. При этом я вообще не чувствовала напряжения. Владимир Владимирович настолько человечный и искренний. Если человек только делает вид, что он искренний, это чувствуется. В какой-то момент поймала себя на мысли: «правда, что ли я с президентом встречаюсь?» (смеется).

—Какой вопрос запал в душу и показался наиболее важным?

— Было много важных вопросов. Конечно, выступление Натальи Касперской про угрозу для подростков — мегаважный. Он запомнился всем и заставил нас задуматься. Мне понравился вопрос про единый сертификационный орган: неудобно предприятиям одну и ту же продукцию десять раз сертифицировать. Хотелось бы, чтобы он был решен. Он занимает и деньги, и время у предпринимателей. Про интеллектуальную собственность хороший вопрос.

Были и узкоотраслевые вопросы (например, про систему Меркурий, которая сейчас вводится). Понимаю, что важные для отрасли вопросы, но я тут не специалист.

В общем и целом все вопросы были важные. Может быть, нужно было короче их формулировать, чтобы сэкономить время и дать возможность всем выступить. Моя коллега из «Деловой России» приехала из Якутии, и у нее был важный вопрос. Она два дня добиралась до Самары и тоже не выступила. Очень жаль.

— Ваш главный вопрос, с которым ехали на встречу?

— Продление и расширение государственной программы развития инжиниринговой отрасли. В 2013 году мы начали эту работу. И сейчас, поработав, 5 лет, поняли, что еще нужно сделать. После моей первой встречи с президентом, тогда Дмитрием Анатольевичем Медведевым, на заседании комиссии по модернизации в январе 2012 года вышел перечень поручений, и инжиниринг включили в госпрограмму развития промышленности как отдельную отрасль. Так инжиниринг на 5 лет вошел в госпрограмму развития промышленности. И вот эта программа заканчивается. Мы все очень серьезно работали: и Минпромторг, и Минобрнауки, и Минэкономразвития. Важно, что в стране за последние 5 лет создана сеть центров инжиниринга. Сегодня их более ста. Все они нацелены на решение производственных практических задач, на развитие производственных предприятий. 60 центров действуют при ВУЗах, их фокус — новые технологии. В 49 регионах работают центры инжиниринга для поддержки производственных МСП. Их задача соединить бизнес с наукой и инжиниринговыми компаниями. Ведь у крупных компаний есть возможность содержать собственные инжиниринговые центры, а у МСП нет. А сегодня нам нужен прорыв в экономике в том числе, с активным участием малого и среднего производственного бизнеса. Поэтому важно, чтобы такие центры открылись в каждом регионе. Нам необходимо закрепить результат. Мой вопрос был в том, чтобы продлить программу развития инжиниринговой отрасли, и, главное, ее усилить, дополнить и расширить ее. Потому что тогда в 2012 году эта тема еще совсем сырая была. Инжиниринг даже не был четко выделен в отдельную отрасль. Сейчас, когда уже многое сделано, в том числе и на законодательном уровне, видно, что еще необходимо системно доработать.

У нас недостаточно частных инжиниринговых компаний. При холдингах есть инжиниринговые центры. Но с частными инжиниринговыми компаниями дело обстоит неважно. В России, для сравнения, 3 000 компаний, в Канаде 8 000 тысяч, а в Европе их более 10 000. Это отставание в три раза, а учитывая масштаб территории России, отстаем мы сильнее. Здесь количество имеет значение, потому что количество переходит в качество. Если компаний на рынке недостаточно, нет конкуренции, которая заставляет компании развиваться.

Хотела поднять вопрос о том, что нужно усилить подготовку инженерных кадров, причем, включая современные методики воспитания кадров нового формата для отрасли инжиниринга. Есть предложение ввести для инжиниринговых компаний налоговые льготы. Такие же льготы, как IT-отрасль получила в 2010 году. За 10 лет отрасль выросла в 4,6 раз, по ПО в 6,7 раз. Это ускоренное развитие. Государство дало налоговую льготу, но получило возврат по налогам и прочим взносам в разы больше. Сейчас мы серьезно котируется на мировом рынке, участвуем в международных проектах. У иностранных IT-компаний сегодня на нашем рынке шансов гораздо меньше стало.

В инжиниринге далеко все не так. Но эта отрасль очень похожа на IT. И там, и тут люди, их знания и опыт… Основные затраты на людей, поэтому и в инжиниринге такая форма государственной поддержки, которая была предоставлена для IT-отрасли, дала бы ускоренный рост.

— Вы имеете в виду налоговые льготы?

— Да, на зарплату, на ЕСН. У нас, кстати, в инжиниринговой отрасли, по данным мониторинга, работает всего-то 250 тыс человек. Это немного. То есть не будет у государства слишком больших выпадающих доходов, которых обычно боятся. В США это почти 800 тыс человек. Мы отстаем, отстаем по количеству специалистов, по количеству компаний. А у производственных предприятий должны обязательно быть экономические стимулы со стороны государства: налоговые, финансовые. Чтобы им было интересно и выгодно проводить модернизацию, внедрять новые технологии и продукты. Тогда у инжиниринговых компаний будет много работы и задач, и через эти задачи наши отечественные инжиниринговые компании будут развиваться и нарабатывать компетенции. А производственные предприятия, в свою очередь, будут на современном техническом и технологическом уровнях. То есть, будут конкурентоспособны на мировом уровне.

Знаете, мне не столько обидно, что вопрос не задала, сколько мне хотелось услышать, что президент думает об этом. В своем обращении Федеральному собранию он говорил, что сегодня уже обновление технологий происходит каждые 2–3 года. А без сильного отечественного инжиниринга, кто же будет выступать проводником этих современных технологий в промышленность? Опять отдадим все в руки иностранных компаний?

— Ваши предложения переданы в Администрацию Президента. Как быстро там отвечают и отвечают ли?

— По моему опыту скажу: отвечают. После совещания проходит месяц-два до выхода поручений президента. Все тщательно проверяется, формулируется. Администрация Президента серьезно следит за выполнением поручений президента. Мне в 2013 году звонили, спрашивали: «Помните, Наталья Лимовна, Вы давали такое-то предложение? Как вы считаете, это сделано или не сделано?». Мое предложение с прошлой встречи с президентом было в виде поручения прописано. Это работает. На 100%. Я сама тогда удивилась, что это так четко и конкретно отрабатывается и реализуется.

— Вы дважды встречались с президентом РФ. Пять лет назад с Дмитрием Медведевым, сейчас с Владимиром Путиным. Можете сравнить эти встречи?

— Встречи сами по себе разные. В 2013-м было заседание комиссии по модернизации. В Горках. Официально. Прямой эфир. Регламент был жесткий: 5 минут. У меня основной вопрос тогда был промышленная безопасность. Про инжиниринг — это уже моя инициатива. Доклад рассматривался перед тем, как я его зачитывала. Моя вставка про инжиниринг, это 3 минуты к тем пяти про промбезопасность, была принята. Сказали, если вас не остановит президент, то говорите. Меня не остановили.

Здесь была, нельзя сказать, неформальная встреча, но она была за чашкой чая с женщинами-предпринимателями. Она была совсем другой. Там был жесткий регламент. Доклады, очередность, кто за кем.

Тут мы сели, и Владимир Владимирович пришел. Нам сразу сказали: поднимайте руки. И все поднимали руки. Кому Владимир Владимирович давал слово, тот и выступал. Владимир Владимирович, думаю, искренне хотел все вопросы выслушать и ответить, но времени, к сожалению, не хватило. Это было совершенно свободное общение. Без регламента, без очередности. Встречи разные. Ощущения остались очень приятные.


После встречи…

После встречи, когда была фотосессия, я подошла к Владимиру Владимировичу и спросила: можно ли дать предложения в Администрацию Президента по развитию отечественного инжиниринга. Он сказал: «Да, конечно, обязательно». Он услышал слово «инжиниринг». Я еще сказала: «Нам нужно продление программы инжиниринговой деятельности». Он все это услышал. Слова «инжиниринг», «программа», «продление». Я все это передала в формате письма с изложением проблематики и конкретных предложений. Отдала 10 пунктов. Посмотрим, какие предложения войдут в перечень поручений. Если будет просто одна строчка: продлить программу развития инжиниринговой отрасли, расширить ее и усилить, уже этого будет достаточно.

Хочу добавить: нет ничего невозможного. Смотрела интервью Владимира Владимировича каналу NBC. В очередной раз президент восхитил. Его слова о силе. Что такое проявление силы? Это когда ты убежден в своей правоте и идешь до конца. Я подхватила флаг инжиниринга почти 10 лет назад. В «Деловой России». Тогда это слово мало кто произносил. И я убеждена, что это важно для страны. Поэтому я это делаю, и у меня это получается. Не потому что я особенная, а потому что эта тема нужна стране. Нужно этим заниматься, проявлять активность. Самому что-то делать, а не ждать, что кто-то за тебя что-то сделает. Если у каждого будет такая позиция, мы разовьемся и очень быстро.




Возврат к списку