+7 (495) 380 19 85

Главная » Новости » Интервью » Александр Козаченко: «Инженерные услуги или инжиниринг – есть разница…»

Александр Козаченко: «Инженерные услуги или инжиниринг – есть разница…»

Козаченко Александр

Компания: АНХ-инжиниринг, ООО

Должность: генеральный директор

EnginRussia.Ru: Александр, есть много определений термина «инжиниринг». Интересно услышать Ваше… 

Александр Козаченко: Инжиниринг – это антоним слова «инвестиции». Если есть ВХОД денег в проект, то обязательно должен быть их ВЫХОД (если, конечно, это успешный проект). Так вот, ВОЗВРАТ и называется  непонятным для россиян, но модным словом «инжиниринг». Он является его духовным наполнением. Всякая успешная инженерная деятельность, пронизанная ответственностью за необходимость возврата потраченных средств в заданный интервал времени, безусловно, является демонстрацией настоящего инжинирингового процесса. 

EnginRussia.Ru: Покажите на примере разницу между инженерными услугами и инжинирингом…

Александр Козаченко:  Инженерная деятельность, не связанная договором с понятием ВОЗВРАТА, называется инженерными услугами. Например, к тебе обратились с просьбой под контракт подобрать отопительный котел, необходимый для организации отопления дома площадью 100 кв. м. Ты под контракт подобрала тип оборудования, купила и отправила его в адрес заказчика. Началась зима, заказчик сообщает тебе, что ему холодно, и он не может отопить дом этим котлом. Есть два варианта развития событий: первый – едешь к заказчику, разбираешься с ситуацией и в конечном итоге меняешь котел на более мощный за свой счет; второй –  пишешь вежливое письмо, в котором, ссылаясь на паспорт котла, доказываешь заказчику, что котел рассчитан на то, чтобы отопить 100 кв. м, и ты выполнила подбор котла правильно и предлагаешь заплатить за приобретение более мощного котла. Ответь мне: в каком случае у тебя был подписан договор инжиниринга, а в каком на инженерные услуги? 

EnginRussia.Ru: 
В первом случае – договор инжиниринга. Но он и дороже…

Александр Козаченко:
 Да. Контракт на инжиниринговые услуги дороже, чем на инженерные, так как предполагает несение большей ответственности за вложенные заказчиком финансовые средства. Очень часто мы сталкиваемся с ситуацией, когда есть недопонимание или корыстное лукавство между инжинирингом и инженерными услугами. Получать хочется как за инжиниринг, а нести ответственность в рамках инженерных услуг. Не в этом ли кроется причина такого большого количества различных «инжинирингов» в нашей стране?

EnginRussia.Ru:
 Александр, как Вы отличаете инжиниринговую компанию от псевдоинжиниринговой?

Александр Козаченко: Убежден в том, что понятие ВОЗВРАТА является той самой лакмусовой бумагой (или тестом), которая четко отделит инжиниринг от инженерных услуг, как, например, быстро взглянув на кое-что, сразу понимаешь, кто перед тобой – мужчина или женщина, и ведь никто не спорит. Если опять же вспомним наш РУССКИЙ язык, то слово ИНЖИНИРИНГ – носитель мужского рода, а инженерная услуга – женского рода. Мой трехлетний внук еще не различает физиологические особенности полов, он просто знает, что мама есть мама, а папа есть папа, и, общаясь с ними, он не называет маму папой и наоборот, потому что еще до рождения он уже чувствовал, кто из них кто. Наше посткоммунистическое российское предпринимательское сообщество вообще не имело своих родителей. Коммунисты добросовестно потрудились над усреднением полов и искоренением предпринимательства как понятия из сознания строителей коммунизма. Оно начало свое развитие заново из «бактериального» состояния, с трудом вспоминая на генетическом уровне свой дореволюционный золотой век. Чему же нам удивляться? До осознания понятия ИНЖИНИРИНГ надо просто дорасти. 

Как только я сам понял, что нужно время, то перестал активно доказывать разницу между инжинирингом и инженерными услугами. Я почувствовал, что «возврат» вызывает лишь чувство легкого раздражения. Время отменить нельзя, но можно ускорить процесс осознания, и в этом случае развернутая дискуссия, конструктивно организованная, даст свои плоды. Главное –  не скатиться к примитивизму типа: инжиниринг –  это хорошо, круто, а инженерные услуги –  плохо, не звучит. Одно вытекает из другого и раздельно не существует

EnginRussia.Ru: Александр, Вашим заказчикам нужны деньги, чтобы оплатить Ваши услуги. Без инвестора не обойтись… Как заинтересовать осторожного инвестора?

Александр Козаченко: Инвесторы – это очень осторожные и пугливые птицы, они выбирают только то поле, которое, накормив их, как можно быстрее вернет их снова в полет, а поле, переработав их драгоценные экскременты (рубли, доллары, франки и т. д.), зацветет и запахнет, привлекая новую стаю. Инвесторов ничто так не привлекает, как запах возврата их горячо любимых денег. Наша Российская территория сейчас для породистых инвесторов – это настоящие Мещерские чиновничьи болота, они засосут безвозвратно даже летающих слонов. Вот почему на наших необъятных просторах скользят чиновники-аферисты, бюджетомерки и фальшивооткатчики. Для них понятие ВОЗВРАТА – движение пальцем у виска. Это еще их «интеллигентный» жест, лишь бы ни за что не отвечать. Для них главное процесс, а за результат «стрелочник» ответит.

EnginRussia.Ru: Александр, что, по Вашему мнению, мешает развитию инжиниринга в нашей стране?

Александр Козаченко: Все дело – в нежелании нести ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. Это тот вирус, который развалил СССР и, как порочная наследственность поразил всю нашу сегодняшнюю власть. Возврат основан на ответственности за взятые на себя обязательства. Что плохого, если у инженеров высшей квалификации в России этот процесс будет иметь свое название, пусть даже заимствованное из- за рубежа – ИНЖИНИРИНГ? Только эта ответственность позволит появиться реальным инновациям, модернизациям, эффективности и т. д. У нас есть деятели, которые готовы из штанов вылезти своими формулировками, лишь бы помешать инженерному сообществу сосредоточиться на этой простой до банальности сути и выработать, исходя из него, свое собственное понимание. 
 
Наш реальный враг – это надуманная, безмерно раздутая, демократическая безответственность. Демократия у нас была всегда, и местное самоуправление (земство) было основано на ней. Это как с шоколадом: когда съешь кусочек, то вкусно и полезно, но когда ешь только шоколад, то становится просто омерзительно. Демократия, раздутая до государственных масштабов, для меня – это синоним безответственности. Она нужна только для того, чтобы разрушить это государство. Это не что иное, как работа конкурентов по зачистке территории. У продвинутых иностранцев эта демократия уже давно в роли бразильских карнавалов, а управление страной построено на математически выверенных законах собственной выживаемости. 
 
Именно поэтому я лично придаю вопросу ИНЖИНИРИНГА наивысшее государственное значение. В противном случае, в условиях рыночной экономики нам придется приглашать «варягов» из-за рубежа, расписавшись в собственной второсортности, а они вовсе не заинтересованы в нашей независимости и безопасности.

Беседовала Анна Захарова

Возврат к списку