+7 (495) 380-19-85

info@enginrussia.ru

Главная » Информация » Полезные советы » «Чем раньше совершенно здоровые люди начнут пить травы, тем более качественную жизнь они проживут». Онколог Сергей Корепанов о том, что могут травы

«Чем раньше совершенно здоровые люди начнут пить травы, тем более качественную жизнь они проживут». Онколог Сергей Корепанов о том, что могут травы

24.04.2018

Текст: Аня Захарова

Это интервью — попытка объяснить базовые вещи про фитотерапию. На вопросы отвечает кандидат медицинских наук, онколог-фитотерапевт, основатель фитоцентра «Алфит» и фармацевтического завода «Гален» Сергей Валерьевич Корепанов. После разговора с ним стало ясно, что травы — это хорошо для всех (и здоровых тоже): они мягко регулируют работу организма, поддерживают его и дают энергию.

Сергей Валерьевич Корепанов, рабочий кабинет в Барнауле


— Сергей Валерьевич, как сегодня официальная медицина смотрит на фитотерапию?

— Официально фитотерапии нет. Как только в конце 19-ого века научились делать фармацевтические препараты, фитотерапия оказалась в незавидной роли: ее выбросили из арсенала официальной медицины. 150 лет фитотерапию нигде не преподают, нет специальности врача-фитотерапевта. Появилось много экзотических врачебных специальностей, а врача-фитотерапевта нет.

Целителей, которых раньше фактически преследовали, последние лет двадцать взяли под свое крыло медики. Они тестируют, проверяют методики, выдают сертификаты. Это называется не фитотерапия, а травничество и относится к сфере народной медицины. Так появилась лазейка, чтобы помогать людям, не имея медицинского образования, но имея определенные способности. Это полумера, ее надо контролировать.

Метод фитотерапии узаконили только в 2000 — м году. Фитотерапевты гордятся этим, на курсах по фитотерапии говорят: «Мы добились хотя бы, что метод признали». Я внимательно прочитал этот метод и скажу так: «Это примитив: там 3–4 сбора еще советского периода — легочный, желудочно-кишечный и т. д. В фармакопейном перечне сейчас меньше 100 трав. В первой фармакопее в 1866-м году было больше 250 растений. Все развивается, наука развивается, а в фармакопее количество трав не увеличилось, а уменьшилась до 90. Это позор неимоверный.

Подобное происходит, потому что фармакологические препараты и травы сравнивают по силе действия, а это некорректно. Если лекарственный препарат старается лечить, то травы регулируют организм. Естественно, что травы слабее по действию, но мягче и физиологичнее. И их выбрасывают за борт, не учитывая, что они поддерживают организм, оказывают на него позитивное воздействие. Во всяком случае, травы и лекарства друг другу совершенно не мешают. Фитотерапия — совсем другой, более интересный механизм. Организм очень мудрый, и травы, как кирпичики, как березовые дрова в бане, дают ему энергию для работы.

Когда мы в 90-ые годы начинали работать, фитотерапию не знали. Это сейчас она модной стала. Только ленивые на Алтае не фасуют травы в красивые упаковки. Научная медицина не признает, а коммерсанты прознали. Человек без специального образования и знаний придет в аптеку, у него голова кругом пойдет, он не поймет, что брать. Раньше мы не рассказывали о себе, считали, что кому надо, сам узнает. Сейчас нам приходится доказывать, почему мы чуть-чуть грамотнее других производителей, у нас чуть-чуть технологичнее и сборы чуть-чуть правильнее составлены. Поэтому мы курсы проводим, книги пишем. С вами вот разговариваем.



— Как вы пришли в фитотерапию? Почему верите, что травы помогают?

— C фитотерапией познакомился, когда начал работать в онкологии. Врачи травы не рекомендуют, запрещают, а пациенты все равно их пьют. Ядовитые растения пьют и неядовитые. Мне стало интересно, начал наблюдать и ничего плохого не увидел, хорошего же очень много. Тогда я пошел к ботаникам и попросил: «Покажите мне травы, пожалуйста». Они мне: «Будешь нам помогать, землю вскапывать на приусадебном участке, мы тебе покажем». Так и стали мы сотрудничать. А чем больше какую-то область познаешь, тем интереснее становится. Как только углубился в изучение трав, понял, насколько это интересно и перспективно.


— Фитотерапия и гомеопатия — это одно и то же?

— Нет, это разные вещи. Гомеопатию я бы назвал частью фитотерапии. Это когда очень малыми дозами пытаются лечить болезнь. Приведу утрированный пример: если взять веточку растения и бросить в бочку с водой, а когда эта бочка настоится, взять из нее одну каплю и капнуть в другую бочку. Капля из первой бочки и есть доза гомеопатического лекарства. То есть одной веточкой можно всю Москву вылечить.
У меня не укладывается в голове, как гомеопатия может помочь, но знаю множество положительных результатов. Гомеопаты утверждают, что есть память воды, которая содержит лечебную информацию и передает через воду. Мне это непостижимо. Я не гомеопат.


— Все, что делают из трав, это БАДы?

— Нет, не все. Чтобы трава стала БАДом, нужно защитить сбор и заплатить кучу денег. И только тогда этот сбор можно назвать БАДом. В моем представлении врача-фитотерапевта БАДы — это одно, а сборы из трав совсем другое. БАД — это когда берется одно вещество, полезное для организма, и добавляется в пищу. БАД ¬- это биологически активная добавка к пище, а растение — это совсем другое. Но на растения нет своей сертификации. Раз нет фитотерапии, нет и сертификации. А продавать без сертификации нельзя. Нас сразу объявят мошенниками. И нам приходится подстраиваться под БАД, как будто бы мы БАДы, на самом деле это совсем другая вещь, которой в России нет. Конечно, можно оформить сборы как лечебное средство. Но на это требуется очень много денег и очень много времени. Наше предприятие старается делать сборы на все случаи жизни: и почечные, и печеночные, и легочные, и мастопатийные. Нам просто не хватит денег, чтобы оформить их как медицинские средства. Поэтому оформляем, как БАДы, и так работаем.


— Если я здоров(а), мне, наверное, ни к чему информация о фитопрепаратах?

— Чем травы и отличаются от лекарства, что это в первую очередь профилактика. Бабушки и дедушки, которые пьют сборы из трав, выглядят моложе своих сверстников лет на десять и у них сохранен интеллект, потому что на сегодняшний день травы — лучшая профилактика атеросклероза. Чем раньше совершенно здоровые люди начнут пить травы, тем более качественную жизнь они проживут. Глубочайше в этом убежден, и тому есть масса примеров. Я работаю в онкологии. Фитотерапия в онкологии — дополнительный метод, его нельзя назвать основным, но он позитивный. Опухоль можно пытаться убить химиотерапией и облучением, а можно укреплять организм. И это тоже противоопухолевое лечение. Мы проводили опыты и доказали, что травы не мешают основному лечению, а улучшают результат. Совмещая, мы и бьем по опухоли, и укрепляем организм одновременно.


— Как убедится, что мне не станет плохо от фитопрепарата? Где найти грамотного специалиста по травам?

— Врачи разных специальностей, не задумываясь, назначают пациенту по 4–5 препаратов. Пациент суммирует их, пьет «горстями», что в тысячу раз опаснее, чем сбор неядовитых растений.

На всех сборах есть подробная информация о том, как применять, и о противопоказаниях. Нас всех заставляют писать: перед применением посоветуйтесь с врачом. Но где взять тех врачей? Врачи-фитотерапевты по закону не положены. Если где-то есть прогрессивный главный врач, он фитотерапевта проводит терапевтом, невропатологом.

В крупных городах обязательно есть энтузиасты, которые хорошо знают травы, занимаются самообразованием, проходят курсы по фитотерапии.
Считаю, если взять неядовитые растения, тем более, если они указывают на ту патологию, которая есть у человека, и попробовать их принимать, это лучше, чем годами искать специалиста по травам.


— А детям фитотерапия подходит?

— Считается, что детям дозы надо меньше давать. Образно говоря, до 10 лет вполовину меньше. От 5 лет — ¼ часть. Если еще меньше ребенок — 1/8 часть. Первые год-два не берусь рекомендовать. Если для взрослого человека столовая ложка на стакан кипятка, то детям до 10 лет хватит пол столовой ложки. Повторюсь, речь идет о неядовитых безопасных растениях.


— Как неспециалисту понять: ядовитое растение или нет?

— Самостоятельно лучше применять только хорошо известные растения, о которых написано в каждом справочнике.


— Какой справочник посоветуете?

— Этот вопрос не так прост. Я работаю с первоисточниками. Они писались в то время, когда фитотерапия была наукой и находилась на вооружении у врачей. Тогда препаратов не было, были только травы, и врачи в совершенстве их знали. Порекомендовать что-то из этих источников сложно: их трудно достать, меры веса в тех книгах дореволюционные: золотники, скрупулы. Без специальных знаний люди ничего не поймут.

Еще раз говорю, в каждом крупном городе есть хорошие энтузиасты. Особенно, если это врачи. Бывают и биологи, и травники. Не могу однозначно утверждать, что травники без образования — это плохо. Видел разных людей, были очень грамотные. Лучше, конечно, идти к людям с медицинским образованием.

Азам фитотерапии можно научить любого человека. Мы на курсы приглашаем и медиков, и не медиков. Первичный уровень знаний у них одинаковый. Наоборот, часто глубоко интересующиеся травами люди приходят на курсы более подготовленные, чем врачи.


— Расскажите о курсах: когда проводите, чему учите?

— Курсы проводим в начале июля. В июне на Алтае клещи, в августе травки начинают отцветать. Самое интересное время — начало июля, второй поток с середины июля. Три дня теоретических занятий в Барнауле, потом на автобусах едем в Горный Алтай. Все, что встречается по дороге, каждое растение мы разбираем: заставляем сорвать, засушить и подписать. Тогда человек это растение никогда не забудет. Если проезжаем мимо болота, обязательно заглянем в болото. Если горка, поднимемся на горку. Если озеро, мы заберемся в озеро. Потому что везде свои растения. В степях одни, на лугах совершенно другие. Влажность другая, и растения уже совершенно другие. Нам нужно все растения показать.


Выездные занятия в предгорье Алтая, 2017 год


Попутно мы показываем наш Горный Алтай и его красоты. Тех, кто приезжает первый год, довозим до предгорий Алтая и учим фитотерапию на природе. Во второй год расширяем знания и показываем настоящий Горный Алтай. Это только для второкурсников. Если первокурсникам такое дать — через весь Горный Алтай провезти — они о травах забудут. Они увидят насколько красив, могуч и шикарен Горный Алтай и не вспомнят, зачем приехали.

Кроме того, что мы много рассказываем и показываем, люди на курсах неслучайные. Приезжают иностранцы, занимающиеся фитотерапией, целители. У многих богатый интересный опыт. Даем возможность выступать и обмениваться опытом. Получается очень интересное и полезное общение.

В дальнейшем, конечно, надо и весной, и осенью проводить курсы. Весной свои растения — эфемеры и эфемероиды — к июлю их уже нет. Их тоже применяют в медицине. Есть растения, которые развиваются по-настоящему только к осени.

Это уже для сильно увлеченных. Скажу, что из группы в 35 человек, только человек 5 готовы пойти за травами, не побоясь клещей, в болото далеко забраться…


  Вторая группа курсантов, 2017 год


— Около 30 лет назад вы написали свой путеводитель по травам и сейчас пишите книгу. О чем она?

— Книг я написал две: одну большую и одну маленькую. Маленькая — «Растения в профилактике и лечении рака». В ней я честно написал, что травы могут, а что нет.


Электронный вариант книги по ссылке


Первое издание было в 1991 году, когда опасно было писать про народные рецепты, это запрещалось. Боялся, что меня накажут за нее. Сейчас такой опасности нет, потому что организацию, которая контролировала, что можно, что нельзя, ликвидировали. Сейчас пишет кто, что хочет, и это тоже абсурд. Появилось полно шарлатанов. Обещают золотые горы, придумывают непомерные дозы с токсичными травами, называя схемы с ними золотыми, царскими, королевскими.

Моя первая книга призвана навести порядок в хаосе, который существует. Эту книгу написал залпом за 3–4 месяца. Нашло вдохновение, ночами писал.
Другая книга «Лица растений» — ее я пишу медленно и планомерно. Она не дописана, еще много надо работать. Замахнулся на все растения бывшего Советского Союза и на все экзотические растения, которые могут появиться на базаре и в продуктовых магазинах. Получается очень большой список. Сейчас написана половина.

В литературе последних лет много переписываний, компиляций. Берутся ромашка, душица, зверобой и идет перечисление всех мыслимых и немыслимых свойств: и отхаркивающее, и противовоспалительное, и обезболивающее и так далее. Человек без специальной подготовки разницу не поймет. Да и со специальной подготовкой задумается. На самом деле каждое растение имеет свои ботанические особенности, особенности в действии. Мы назвали книгу «Лица растений», подчеркивая эту мысль. Наша задача — показать, чем растение особенное. Чтобы эту особенность показать, надо перерыть гигантскую библиотеку первоисточников, которая у нас есть. В интернет я почти не заглядываю. Настоящих первоисточников в интернете мало. Бреда, фантазий море. Иногда посмеяться, для кругозора посмотришь. Но в написании книги интернетные сведения практически не использую. Стараюсь писать популярным языком, чтобы людям было понятно и интересно.


«Борщевик: корень растения считается очень хорошим средством от болей внизу живота...»


Всегда предупреждаю: начинайте читать про знакомые растения. Про незнакомые растения как популярно ни пиши: «в одно ухо влетит, в другое вылетит». Пока растение на природе не покажешь, пока оно не станет твоим, она как прилетело, так и улетело. В этом трудность книги. С одной стороны, это будет мощный энциклопедический источник, с другой стороны там много растений, которые людям незнакомы. Книга может показаться скучной, потому что человек не знает эти растения. Остановиться я уже не могу. Стараюсь в сравнении писать. Дошел до хвойных, например, сравниваю ель, пихту, сосну. Объясняю: чем они схожи, чем отличаются. Все направлено на то, чтобы доступно донести. Во вступлении написал: «Мой тернистый путь познания свойств трав продолжается более 20 лет. Даю Вам возможность идти быстрее, ибо данная книга — перевод фитотерапии на ясный и доступный язык».


Вторая книга Сергея Валерьевича — мощная энциклопедия


Сейчас в продаже есть первая часть. До буквы К. Книга большая иллюстрированная, растения расположены по алфавиту (исключение, если сравниваются близкие по действию). Не торопясь, пишу продолжение. Тут залпом не могу. Каждое растение нужно, как беременным выносить, родить. В муках. Поверьте — не просто.


— Можно ли принимать одновременно несколько сборов?

— Теоретически это можно. Прием нескольких сборов, конечно, лучше согласовать с врачом. Если приводить пример на основе наших препаратов: у нас есть сборы Алфиты — имунный и желудочно-кишечный. Когда не срочно и хроническая ситуация не требует торопливости, я назначаю один день имунный сбор, другой день желудочно-кишечный. Для лечебного действия этого достаточно. Так мы одновременно поднимаем общий тонус организма и стараемся подействовать на желудочно-кишечный тракт, где проблема. Или, например, имунный и легочный. Или желудочно-кишечный и легочный. Иногда, когда серьезная паталогия, и времени нет, мы назначаем в один день два сбора. Три сбора редко. Но два иногда назначаем. Предварительно подумав.


— По радио слышала, что весной и осенью всем-всем советуете пропить имунный сбор?

— Так уж физиологически сложилось, что весной и осенью нашему организму всегда тяжело. Любой дедушка и бабушка, у которых букет хронических болезней, скажут, что весной и осень все обостряется. Обостряется, потому что ослаб организм. Я онколог, прежде всего, и убежден: чтобы возникла злокачественная опухоль, нужен вредный фактор и ослабление организма. По современным меркам, опухолевые клетки образуются чуть ли не каждый день, и если организм сильный, он тут же их уничтожает. Если организм ослаб, клетки опухоли начинают размножаться и достигают такого масштаба, что организм может уже не справиться.

Всегда говорю: опухоль можно определить в любое время года, но возникла она тогда, когда человеку было плохо, трудно. Весной и осенью всем трудно. Трудно бывает после тяжелых стрессов, нагрузок. В это время поддержать иммунитет надо обязательно. Вычислить стрессы и нагрузки у людей трудно, это пусть сам каждый делает. А вот весной и осенью поддержать организм нужно. Была бы моя воля, я бы всем прописывал, не только чтобы иммунитет, но и чтобы то слабое место, которое у человека есть, поддержать. Считается, что именно в слабых местах может зародиться опухоль. У кого-то это желудочно-кишечный тракт, у кого-то это легкие, у кого-то почки. В зрелом возрасте люди знают свои слабые места.

Если человек, например, страдает хроническим колитом, весной и осенью имунный сбор можно чередовать с желудочно-кишечным. Это будет и смягчение весеннее-осеннего обострения и фактически профилактика онкологии.

Сейчас начинаем работу по определению индивидуального риска онкологии по оригинальной не имеющей аналогов методике д.м.н. профессора А. Ф. Лазарева. Это позволит улучшить профилактику и раннее выявление злокачественных опухолей.



Купить препараты «Алфит» по ценам производителя можно здесь.


— Почему именно алтайские травы? Они чем-то отличаются от трав другого региона?

— Коренным образом не отличаются. Но, как правило, мы используем горные травы или травы из засушливых степей, где очень суровые условия жизни. Чем суровее для растения условия, тем сильнее его лечебное действие. Чем жестче условия, тем больше вырабатывается биологически активных веществ, которые и помогают нам.

Доказано, что более северные растения содержат больше витаминов. Хвойные растения содержат много витамина С. В лимоне, например, всего 80 мг витамина С. В хвое летом содержится 150 мг этого витамина, а зимой идет увеличение до 500 мг. Это просто подарок пациенту по витамину С, учитывая, что в этот период в продуктах количество витамина С падает. Мало его, не хватает. Аптечный витамин хорош, но часто вызывает побочные действия. У витаминов растительного происхождения побочных проблем не бывает. Рецепт простой: заливаете хвоинки крутым кипятком, остыло, выпиваете и все. Горсточка хвоинок и о витамине С на день можно забыть.


— Вас преследовали за увлечение фитотерапией?

— Нет, меня не преследовали, потому что я врач. С моими друзьями, немедиками, случалось. Причем, крайне несправедливо.


— А награды есть?

— Есть российское общество фитотерапевтов. Оно пару раз награждало нас за активную деятельность в области фитотерапии. Есть самая высшая награда в Алтайском крае: лауреат премии Алтайского края. Там несколько направлений. Я получил лауреата премии за научную работу по фитотерапии в номинации «Достижения за науку и технику». В Барнауле есть общественное звание: один раз в год выбирают героя города. В 2016 году это звание присвоили мне. Это все общественные признания. Кандидатскую диссертацию по траволечению в онкологии защитил. Прошел диссертационный совет. Это тоже признание. Докторская диссертация, над которой сейчас работаю, также посвящена фитотерапии в онкологии.


— Ваш фитоцентр уникальный, в стране таких больше нет. Он большой?

— Центр не большой. Работают четыре врача: онкологи с многолетним стажем. Сейчас мы расширяемся. Ситуация уникальная для России, когда врачи-онкологи серьезно занимаются методами фитотерапии. Отдельные врачи-онкологи, энтузиасты в разных городах есть, но центр, к сожалению, пока единственный.

Мы стараемся больше рассказывать о своей работе, показывать. Сейчас поставили задачу сфокусироваться на раннем выявлении рака. Это вполне посильная задача. Она укладывается в президентскую концепцию, что профилактике онкологических заболеваний надо уделять внимание. Мы вывеску сейчас меняем, пишем «Центр профилактики рака». Раньше было просто «Фитоцентр».


Барнаул, ул. Островского, 43


Применяя современные методики, будем выявлять индивидуальные группы риска для каждого пациента. Смотрим на пациента, его болезни и для него конкретно определяем, какое онкологическое заболевание ему наиболее опасно и есть наибольшая вероятность возникновения. И тут же проводим профилактику. Через время тестируем и смотрим в динамике факторы, состояние здоровья.


Из-за границы к вам приезжают?

— Всякое бывает. И на курсы, и на лечение приезжают. Чаще консультируем заочно. Далеко добираться, дорого. В Греции был пациент, врачи долго удивлялись, почему он несколько лет жил с четвертой стадией. Жена у него русская, постоянно брала наши препараты и добавляла к лечению.

Укрепляя организм, можно замедлить рост опухоли. Ее нельзя, к сожалению, вылечить на четвертой стадии, но стабилизировать процесс можно. И человек продолжает жить полноценной жизнью месяцы, годы. Ради этого мы и работаем.

Развивается фитотерапия, развивается, не смотря ни на что. Мы ждем — не дождемся, когда Владимир Владимирович посчитает, что надо уже фитотерапию в медицину вводить. Тем более он сказал, что надо обратить внимание на профилактику онкологии. Как проводить профилактику и лечение онкологических пациентов без растений я на фоне накопленных знаний и опыта уже не представляю!


Возврат к списку